Меню

СПЧ предложит правительству расселять переполненные психоневрологические интернаты

Совет по правам человека при президенте России (СПЧ) 24 июня обсудит проблемы реформирования психоневрологических интернатов (ПНИ). По мнению правозащитников и работников социально-ориентированных НКО (некоммерческих организаций), существующую систему надо реформировать, а сами переполненные интернаты постепенно закрывать, переводя людей в учреждения семейного типа или вовсе домой, под присмотр родственников и социальных работников. Об этом Daily Storm рассказала инициатор заседания, член СПЧ Екатерина Шульман.

«Существует солидарное понимание благотворительного и правозащитного сообщества, что такие учреждения должны стать малокомплектными, а не на 1000 человек, находиться в жилой развитой среде, а не на выселках и не посреди поля. Они должны быть открытыми, проницаемыми и контролируемыми гражданским обществом, а не тюремного типа. У человека должен быть выбор форм жизнеустройства, для чего в законодательстве должно появиться понятие «сопровождаемое проживание». Об этом было поручение президента еще в 2017 году, оно до сих пор не выполнено»,— заявила Шульман.

Закрывать, нельзя строить

По мнению Екатерины Шульман большинство нынешних обитателей ПНИ должны перейти на сопровождаемое проживание — особую форму жизнеустройства, при которой человек с ментальными и психофизическими нарушениями не помещается в интернат, а живет у себя дома под присмотром. Также необходимо создавать особые малокомплектные интернаты — квартиры или дома, в которых человек может жить настолько самостоятельно, насколько он способен.

Проблема перенаселенности психоневрологических интернатов остро стоит по всей стране. В одном учреждении могут проживать несколько сотен, а то и тысяча человек. Все они содержатся в больничных палатах по пять-шесть человек, что совсем не способствуют их ментальному здоровью. Член экспертного совета Центра лечебной педагогики Анна Битова рассказала Daily Storm, какие проблемы стоят перед ПНИ в регионах.

«Например, Нижегородская область обратилась к нам за помощью, а что мы можем сделать взамен? Им надо разместить 700 человек, и у них для этого есть деньги и единый проект. А мы им говорим, что нельзя делать проект на 700 человек — это бездушные фабрики, это неправильно. Надо как-то на них посмотреть внимательно, познакомиться с этими людьми, понять, кто бы из них хотел выйти, какая им нужна поддержка. Кому-то надо помочь с возвращением их жилья, а если у кого-то нет жилья — значит, выделить. Например, сироты имеют право на это», — говорит Битова.

И деньги у государства действительно есть. Правительство России планирует до 2024 года построить новых интернатов на 50 миллиардов рублей, именно такая сумма выделена на реновацию системы ухода за недееспособными гражданами.

«Когда появилась информация о выделении 50 миллиардов рублей на строительство новых ПНИ, все социальные НКО, занимающиеся этой проблемой, крайне обеспокоились. Потому что совершенно не нужно строить новые интернаты — необходимо расселять имеющиеся, создавать малокомплектные и отпускать тех, кто может жить самостоятельно или с поддержкой, домой», — предлагает Шульман.

undefined
Психоневрологический интернатФото: © miloserdie.ru

Бесправие в отдалении

В действующей системе большинство ПНИ находятся в отдалении от населенных пунктов или жилых районов. Они так строились еще в советское время: с глаз долой — из сердца вон. Но именно близость к обществу дает возможность обитателям таких учреждений интегрироваться в «большую жизнь». Многие из них — по оценкам Анны Битовой, около 40% — никогда не жили в обществе. Это дети-сироты с особенностями ментального развития. Совсем маленькими они попадают в коррекционные детские дома, а оттуда, сразу после выпуска, — в психоневрологические интернаты.

«Среди выпускников детского дома есть совершенно социализированные, они могут жить и прекрасно работать. А некоторые — очень тяжелые, и для них нужны специальные условия, как, например, паллиативная помощь, но тоже на дому. Конечно, приятнее жить у себя дома, чем с шестью другими людьми в палате, где все одинаково, — в дурном сне не приснится», — рассказывает Битова.

Изоляция делает недееспособных граждан уязвимыми для преступных посягательств. Иногда злоумышленниками выступают опекуны — директора интернатов. У них по закону есть доступ ко всему имуществу своих подопечных: от квартир до банковских счетов. Спасти ситуацию может принятие закона о распределенной опеке. Тогда юридические интересы недееспособного гражданина смогут представлять НКО, родственники или просто близкие люди. Тогда можно будет исключить передачу всех прав и собственности одному лицу, которое сейчас и оказывает услуги, и само себя контролирует.

«Существующая система приводит к настоящему бесправию и постоянным нарушениям прав человека. Кроме того, это завязано на довольно большой объем денег. У людей, теряющих дееспособность, есть квартиры, имущество, банковские счета, на которые приходит пенсия. И это только некоторые аспекты огромной проблемы», — поясняет Екатерина Шульман.

Помимо распределенной опеки, от бесправия в изоляции может помочь «распределенная работа» — особая форма занятости для недееспособных. Такая практика значительно поднимает их уровень жизни и меняет положение в обществе. То же самое и с образованием. Для обитателей ПНИ необходимо разработать особые учебные программы, которые позволят им получать профессии и самореализовываться.

«Нужно делать первые шаги как можно скорее. Не могу сказать, что правительство не понимает этого. Какие-то вещи оно пытается сделать очень быстро, например, сейчас есть поручение принять СанПиНы, это тоже очень большой шаг. Понимание-то более-менее у всех одинаковое, что эту систему надо менять, но это быстро не получится», — уверена Анна Битова.

Все эти и многие другие вопросы предстоит обсудить на специальном заседании СПЧ в конце июня. Насколько быстро получится изменить законодательство — это уже другой вопрос. А пока реформ ждут минимум 150 тысяч человек в психоневрологических интернатах по всей России.