Меню

И свет во тьме светит

Помню только, как пришёл ответ. Это было похоже на то, как в летний зной гроза проносится над землёй. Тучи уже ушли, но солнце ещё не успело прогреть воздух, который одновременно наполнен теплом и свежестью. Примерно такой поток тепла, свежести и света, только намного прекраснее, хлынул в мою душу и омыл её. Я вдруг с удивлением понял, что не ощущаю больше горечи.

Меня не раз просили коротко изложить историю своего обращения, но я никак не мог на это решиться. Конечно, мне не раз приходилось рассказывать о себе как в собраниях, так и в личных беседах, но тогда рядом со мной сидели люди, реакцию которых можно было чувствовать. А бумага молчит и ничего не говорит. Но вот недавно братья снова попросили меня записать своё свидетельство, и я решился попробовать. Я просто попытался представить, что читающий эти строки находится не где-то далеко, а сидит прямо напротив меня и слушает мой рассказ.

«И свет во тьме светит» (Иоан. 1:5).

В моей жизни этот свет воссиял, когда мне было 16 лет. Он воссиял почти в буквальном смысле этого слова, потому что я полностью утратил зрение, когда мне было 10 лет. Правда, обречён на это я был ещё с рождения по причине родовой травмы.

Слово Божье говорит, что Бог нас любит. Он любит нас настолько, что отдал за нас самое дорогое, что у Него было. Он послал на страшную, мученическую смерть Своего единственного сына, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Иоан. 3:16).

Но нам, людям, в нашей ограниченности, эта любовь порой может показаться странной и даже жестокой. Нам отпущено здесь на земле всего лишь несколько десятков лет жизни. Мы ничего не можем планировать на достаточно длительный срок, потому что не в состоянии предвидеть всех обстоятельств, которые могут возникнуть и помешать осуществлению наших планов. Но Бог знает всю нашу жизнь от рождения до смерти. Более того, Он видит гораздо дальше нашего последнего порога и прозревает наш путь в вечности. Им даже определено то, какое место в вечности мы будем занимать в зависимости от того выбора, который мы сделаем здесь, проживая на этой земле столь краткий, отпущенный нам Богом срок. Поэтому в своей любви Бог иногда не щадит нашей плоти подобно тому, как любящие родители вынуждены сурово наказывать своих детей, чтобы уберечь их от тяжких ошибок в будущем.


Наша семья не знала Бога. Нам негде было о Нём услышать. Тем более, невозможно было о Нём узнать в советском интернате для слабовидящих и слепых детей, в котором я учился.

Как и для многих незрячих в то время, моим главным «окном» во внешний мир стал радиоприёмник. Я довольно рано увлёкся политикой. Те мероприятия, которые другим казались скучными и рутинными, меня сильно увлекали. Мне нравилось слушать новости и потом их пересказывать. Мне нравилось участвовать во всевозможных политических конкурсах и викторинах, которые тогда устраивали. Когда я слышал о безработице на западе, то воспринимал это как свою собственную трагедию. Но, поскольку я рос в Прибалтике, мне посчастливилось встречать людей достаточно смелых, которые пытались понемногу открывать нам правду о тогдашней действительности. Это были лишь намёки, но этих намёков было достаточно для того, чтобы в моей душе появились определённые вопросы, на которые мне хотелось найти ответ.

Когда у меня появился первый приёмник, способный принимать короткие волны, я очень быстро нашёл голоса, которые в то время принято было называть «вражескими». Сначала это было простое любопытство, но очень быстро я обнаружил, что, слушая эти голоса, я получаю для себя ответы на вопросы, которые у меня начали появляться. Как и многие подростки, обнаружив фальш со стороны взрослых людей, становятся агрессивными и трудноуправляемыми, так это произошло и со мной. Я перестал верить чему-либо из того, что слышал от своих учителей, да и вообще со мной стало очень трудно иметь дело. Кончилось это тем, что я написал письмо на один из этих «голосов», в результате чего меня выгнали из школы. На дворе стоял 1985 год. Горбачёв только пришёл к власти. Ничего ещё не указывало на те перемены, которые должны были произойти в нашей стране. Поэтому моё школьное начальство вполне можно понять. Они хотели работать, кормить свои семьи, и им совсем не «улыбалось» иметь рядом такого ученика, от которого неизвестно чего можно было ожидать.

Теперь, спустя много лет, я вспоминаю эти события и пытаюсь понять, почему же я написал это злосчастное письмо, столь сильно изменившее мою жизнь. Думаю, что одна из причин заключалась в том, что заставляет сегодня многих подростков одеваться в странные одежды, агрессивно вести себя на улицах, пробовать всевозможные «зелья» и делать многое другое из того, что вызывает законный ужас и негодование у всех добропорядочных граждан. Причина та, что все они хотят любви и понимания, которую им может дать только Бог, но, в отличие от людей более зрелых, не умеют и не хотят скрывать своих чувств. Да, взрослым людям порой также холодно и неуютно в этом мире. Их душа также жаждет божественного света и тепла, но мы уже хорошо научились скрывать эту жажду, научились не слышать зовущий нас голос нашего Небесного Отца. Порой требуются какие-то очень серьёзные обстоятельства, чтобы сорвать с нас все те покровы, под которыми мы прячем нашу нужду в Боге.


Я также думаю, что Господь уже давно стучался в моё сердце. Я даже заявлял некоторым из своих учителей, что верю в Бога просто потому, что они говорили мне, что никакого Бога нет.

Поэтому в том, что я написал тогда то письмо, была и Его любящая рука. Но тогда я не понимал этого. Я чувствовал лишь то, что меня в очередной раз отвергли. Горечь, отчаяние и ненависть ко всему окружающему, — вот что наполняло тогда мою душу. Кроме того, я должен был думать о своём будущем. Я видел, что общество не примет меня таким, каков я есть. Я также видел, что зрячие, здоровые люди проводят всё своё свободное время в пьянстве, По крайней мере, те, которые окружали меня. Мне не хотелось идти этим путём. Никакого выхода я для себя в этой ситуации не видел. Поговорить мне было не с кем. Поэтому единственный приемлемый выход, который я для себя тогда смог найти, заключался в самоубийстве. Но найти выход гораздо легче, чем им воспользоваться. Я понимал, что неудачная попытка суицида может для меня закончиться тем, что я окажусь в ещё худшем положении. Я начал искать наиболее подходящий для себя способ осуществить свои намерения.

В то же время я не расставался с радиоприёмником. Для меня огромным событием было поймать радиостанцию, которая вещала бы по-русски из какой-либо далёкой страны. В какой-то мере это заменяло мне путешествия в эти страны, которые я никогда не смог бы посетить другим способом. Ранним апрельским утром, числа, к сожалению, не помню, я услышал в эфире одну такую новую для себя радиостанцию. Она называлась «Голос Анд» и вещала из Южной Америки, из Эквадора. Однако после того, как я услышал, о чём именно говориться в их передачах, мой энтузиазм сильно поугас. Мне не понравились эти заунывные песни. Мне не понравились эти полуграмотные дедушки, которые говорили о том, что грех, а что не грех. Я воспринял их как новых учителей на свою голову, а мне уже старые успели изрядно надоесть! Я уже собирался выключить приёмник, но тут началась передача из серии «Новая жизнь». Это была лекция одного американского патологоанатома, посвящённая распятию Иисуса Христа с медицинской точки зрения. Передача меня захватила. Все мы видели кресты на куполах церквей. Возможно, кто-то даже носил крестик на груди или видел такой у близких и знакомых. Но лично до меня прежде как-то не доходило, что крест — это страшное орудие пыток и казни. Тот, Чьё изображение мы привыкли видеть на кресте, должен был страшно и мучительно страдать, вися на нём. Эта радиопередача неожиданно и детально раскрыла передо мной страдающего Иисуса.

Я сам очень сильно страдал в то время, что вызвало в моей душе отклик на эту передачу. Я уже успел услышать, что этот человек страдал на кресте безвинно, и мне вдруг захотелось больше узнать об этом Иисусе.

Я решил попробовать найти эту радиостанцию на следующее утро.

Так я начал регулярно слушать христианские радиопередачи. Я ещё очень мало понимал то, о чём в них говорилось. В течение двух недель я уяснил для себя только две вещи: Бог есть, и Он меня любит. Между тем, проблемы мои никуда не уходили. Я по-прежнему думал о способах ухода из жизни и не мог ни на чём остановиться. Наступила та ночь, когда я никак не мог уснуть. Я снова и снова обдумывал свою жизнь и не находил, ради чего стоило бы жить. Невозможность беспроблемного ухода из жизни ещё больше повергала меня в отчаяние. В это время я вдруг вспомнил о тех передачах, которые слушал, о Боге, о котором мне сказали, что Он есть и что Он меня любит. Тогда я решил к Нему обратиться. Поскольку рядом со мной на соседней кровати спал мой сводный брат, я не мог молиться вслух. Да и не понимал я тогда, что такое обращение к Богу называется «молитвой». Я просто сказал: «Господи, если Ты и на самом деле есть, как говорят эти люди, если Ты и в самом деле так сильно любишь людей, то помоги мне уйти к Тебе! Ты видишь, что я не хочу больше жить, но не знаю, как уйти из этой жизни. Но я почему-то верю, что у Тебя будет хорошо». Я собирался ещё что-то добавить, но вдруг в моей голове как будто включился приёмник. Я как бы услышал фрагмент из одной радиопередачи: «Если в вашей жизни всё потеряно, если вы в тупике, если вам больше незачем жить, то встаньте на колени и покайтесь!..» Я воспринял это как своеобразный ответ на своё обращение и, в свою очередь, сказал: «Хорошо, я покаюсь! Я не знаю, что это такое, но я покаюсь. Но зачем на коленях?! Нас этому не учили!..» Что-то сопротивлялось во мне тому, чтобы склонить колени. Однако в какой-то момент я вдруг осознал, что уже стою на коленях и весь в слезах. Что происходило дальше, я не помню. Что я тогда говорил Господу, я тоже не помню. Говорил ли я вслух или про себя? Не знаю. Помню только, как пришёл ответ. Это было похоже на то, как в летний зной гроза проносится над землёй. Тучи уже ушли, но солнце ещё не успело прогреть воздух, который одновременно наполнен теплом и свежестью. Примерно такой поток тепла, свежести и света, только намного прекраснее, хлынул в мою душу и омыл её. Я вдруг с удивлением понял, что не ощущаю больше горечи. В моём сердце больше не было ненависти к тем, кто, как я считал, виноват в моих неудачах.

Самое главное было то, что я всем существом вдруг почувствовал безграничную любовь, которая была направлена на меня.

В ту ночь я стал христианином. Потом был долгий путь возрастания в Боге. Мне далеко не сразу удалось найти общение с верующими, и долгое время моей единственной духовной пищей были радиопередачи. Господь никогда не оставлял меня своей милостью и заботой. Пришло время, когда у меня появились верующие друзья, с которыми я мог ходить в служение и молиться за своих близких, особенно за маму и отчима. Пришло время, когда Господь коснулся Своей благодатью и сердца мамы, освободив её от пьянства, и мы вместе приняли водное крещение. Всего не расскажешь в коротком свидетельстве. Я не раз убеждался в Божьей верности. Для Него не имеет значения, в каких обстоятельствах ты находишься, если только в этих обстоятельствах ты взываешь к Нему. Я по-прежнему не вижу. Кроме того, у меня серьёзные нарушения слуха, но мою жизнь наполняет свет, который светит во тьме. Этот свет — Иисус Христос. Аминь.

Автор: Сергей Флейтин

Источник: http://krotov.info/ library/21_f/le/ ytin.htm